Провал проекта поддержки предпринимательства на Ставрополье

104
7 минут
Провал проекта поддержки предпринимательства на Ставрополье

Основная цель национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» на территории Ставропольского края несколько лет подряд проваливается.


В 2018г. был разработан и направлен в регионы национальный проект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Основная цель этого проекта — увеличение численности занятых в сфере малого и среднего предпринимательства (далее МСП), включая индивидуальных предпринимателей.
Были разработаны 5 основных направлений, названные федеральными проектами:

- улучшение условий ведения предпринимательской деятельности;

- расширение доступа субъектов МСП к финансовым ресурсам, в том числе к льготному финансированию;

- акселерация субъектов малого и среднего предпринимательства;

-создание системы поддержки фермеров и развитие сельской кооперации;

-популяризация предпринимательства.
Соответственно, на территории Ставрополья были разработаны региональные проекты с аналогичными названиями, на которые предусмотрено потратить несколько миллиардов рублей (за весь период: с 2018 по 2024 год). Все выделенные средства в Ставропольском крае успешно осваиваются чиновниками, курирующими данные региональные проекты. Ежегодно мы слышим победные реляции о том, как эти проекты помогают местным предпринимателям. Вот только от самих предпринимателей мы слышим совсем другое и официальные данные о количестве МСП и занятых в них на территории Ставропольского края говорят о неэффективности трат государственных средств на этот национальный проект.
Напомню: на август 2018г. (начало реализации нац. проекта) в Ставропольском крае было 102 184 МСП, в которых трудилось 225 521 человек. На март 2021 года осталось 94 225 МСП и работает в них всего 213 612 человек. Падение колоссальное. Еще раз: основная цель национального проекта — увеличение количества МСП и занятых в них. Эта цель в нашем регионе провалена.
И, хотя целевые показатели региональных проектов каждый год достигаются, бизнес реагирует на такую помощь все большим закрытием предприятий и сокращением рабочих мест. Почему? Таких причин, на мой взгляд, несколько.

Как раз в 2018 году началось активное внедрение онлайн-касс, в результате которого МСП начали нести дополнительные финансовые затраты в размере не менее 30 000 рублей в год, причем для многих предпринимателей применяющих ЕНВД, абсолютно неэффективные.
В период с 2019 по 2020г. прошла новая кадастровая переоценка земель и недвижимости в Ставропольском крае. Итоговая кадастровая стоимость имущества и земель, которые используют в своей деятельности субъекты МСП во многих отраслях, существенно превышает её реальную рыночную. В результате формально размер налога не изменился, а вот суммы, уплачиваемые бизнесменами, возросли многократно.
С 2019 года предприниматели на патенте лишились возможности продавать табачные изделия — ввели обязательную маркировку, которая, кстати, для всех остальных торговцев повлекла за собой также дополнительные затраты на специализированные программы, сканеры для штрих-кодов и т. д.
В 2020 году отменили ЕНВД, что также негативно сказалось на мелких предпринимателях. Они теперь вынуждены переходить на другие системы налогообложения и существенно увеличивать налоговые отчисления.
Кроме этого в 2021 году под обязательную маркировку попадают: одежда из кожи, женские или детские блузки, блузы, блузоны из трикотажа ручной и промышленной вязки, пальто, полупальто, накидки, плащи, куртки и ветровки для мужчин и женщин, для мальчиков и девочек, постельное белье, столовое белье (скатерти, различные салфетки), кухонные полотенца, полотенца для тела и лица, шины и покрышки, духи и туалетная вода, молочная продукция. Все это также не добавляет энтузиазма нашим предпринимателям.
И, на мой взгляд, одна из важнейших причин — отсутствие льготирования Правительством Ставропольского края налогового режима УСН абсолютно для всех МСП.
Весь этот комплекс проблем и приводит к тому, что несмотря на огромные финансовые вливания в региональные проекты по поддержке МСП, результат не достигнут. Да и многие показатели в самих региональных проектах не имеют мультипликативного эффекта. Как только закончатся деньги — закончится и эффект.
Сегодня предприниматели, занимающиеся бизнесом в условиях низкой деловой активности, стараются максимально минимизировать свои расходы и сохранить хоть какую-то прибыль. Но, как мы видим, получается это далеко не у всех — прямые и косвенные затраты по ведению предпринимательской деятельности просто превышают ее доходы. Результат: снижение количества субъектов МСП и занятых в них на территории Ставропольского края.
Именно поэтому многие сейчас переходят в статус самозанятых. У этого статуса пока просто отсутствует та налоговая и неналоговая нагрузка, которую несут предприниматели. Но самозанятые не могут «закрыть» все сферы предпринимательской деятельности, и они не создают вокруг себя дополнительные рабочие места.
Обратим внимание, в СКФО такое резкое падение числа субъектов МСП и занятых в них происходит только на Ставрополье.
- Чеченская Республика: на август 2018г. было 13 896 МСП, в которых трудилось 12 298 человек. На март 2021 года 14 760 МСП, а работает в них уже 35 349 человек. Рост как числа субъектов МСП, так и численности людей в них занятых.
- Республика Дагестан: на август 2018г. было 33 884 МСП, в которых трудилось 39 944 человек. На март 2021 года 36 806 МСП, а работает в них уже 49 004 человек. Рост как числа субъектов МСП, так и численности людей в них занятых.
- Карачаево-Черкесская Республика: на август 2018г. было 10 993 МСП, в которых трудилось 18 275 человек. На март 2021 года 10 561 МСП, а работает в них 18 605 человек.
- Кабардино-Балкарская Республика: на август 2018г. было 18 679 МСП, в которых трудилось 30 514 человек. На март 2021 года 18 149 МСП, а работает в них 29 724 человек.
- Республика Северная Осетия-Алания: на август 2018г. было 14 941 МСП, в которых трудилось 27 300 человек. На март 2021 года 15 126 МСП, а работает в них 27 826 человек.
- Республика Ингушетия: на август 2018г. было 3 908 МСП, в которых трудилось 4 283 человек. На март 2021 года 4 376 МСП, а работает в них 5 721 человек.


(Все данные взяты с официального реестра МСП на сайте ФНС).

Самый большой рост по количеству занятых в субъектах МСП показала Чеченская республика. Почему? Потому что у них, кроме точно таких же региональных проектов по поддержке МСП, как и на Ставрополье, приняты еще и дополнительные стимулирующие меры. Как раз начиная с 2018 года чеченские власти внесли в Закон Чеченской Республики от 27 ноября 2015 года N 49-РЗ «О ставках налога, взимаемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения» следующие изменения:
1) статью 1 изложить в следующей редакции:
Установить в соответствии с пунктом 1 статьи 346.20 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые ставки для организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения и выбравших в качестве объекта налогообложения доходы, исходя из средней численности работников за налоговый (отчетный) период, определяемой в порядке, устанавливаемом федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области статистики:
- до 20 человек включительно - 1 процент;
- от 21 до 40 человек включительно - 2 процента;
- от 41 до 100 человек включительно - 6 процентов.
2) статью 2 изложить в следующей редакции:
Установить в соответствии с пунктом 2 статьи 346.20 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые ставки для организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения и выбравших в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, исходя из средней численности работников за налоговый (отчетный) период, определяемой в порядке, устанавливаемом федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области статистики:
- до 20 человек включительно - 5 процентов;
- от 21 до 40 человек включительно - 7 процентов;
- от 41 до 100 человек включительно - 15 процентов.
Транспортный налог в Чеченской республике также меньше, чем в Ставропольском крае. Результат не заставил себя ждать. За 3 года количество занятых граждан в субъектах МСП выросло почти в 3 раза. Многие предприниматели Ставропольского края перерегистрируют свои предприятия на территории Чеченской Республики, минимизируя таким образом свои налоги.
Обращаем внимание, что размер этих налогов устанавливают региональные парламенты субъектов РФ. Почему же наша краевая Дума никак не может рассчитать простейший экономический эффект от снижения ставки налога на УСН? Ведь он (эффект) должен учесть не только снижение поступления денежных средств в региональный бюджет, но и налоговые отчисления с работающих граждан (страховые взносы, НДФЛ), а также снижение трат государственных средств на меры поддержки неработающих (компенсации, пособия по безработице и т. д.).
Считаем необходимым еще раз обратиться в Думу Ставропольского края с предложением снизить налоговые ставки для всех субъектов МСП, применяющих упрощенную систему налогообложения, применив, как пример, опыт Чеченской Республики.



Мурасев Алексей, координатор национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», член регионального штаба ОНФ, член Общественного совета г. Лермонтова.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...